Monthly Archive Ноябрь 2018

Относительность возраста

«Ребенок» – это тот, кто еще не дошел
До того, что «взрослому»  известно:
Хорошие сказки заканчиваются хорошо,
Зато плохие сказки — честно.

0

Tags, , , , ,

Ролевые игры врачей

Вполне предсказуемы роли
Нового поколения докторов:
Бесплатному не докажешь, что болен,
А платному, что здоров.

0

Tags

Мороженое

Какая искренняя грусть
В глазах отца мелькает то и дело:
Мороженое капает на грудь —
Как незаметно дочка повзрослела…

0

Tags, ,

Критику

 

О, критик мой! Суди не строго —
Не умножай моих седин!
Здесь сто поэтов. Все от бога.
От мамы с папой я один.

Не дон кихот. Не знаменит.
Веленьем мод пренебрегаю,
Большой испытываю стыд,
Когда от дела отвлекаю.

Я рейтингом не озабочен,
Дурной молвой не опорочен
И обо мне на склоне лет
Не скажут: культовый поэт.

Абсурд и секс не прославляю,
Бродя дорожкою кривой,
Зато скучать не заставляю
Того, кто дружит с головой.

И нежным чувством дорожу,
Мои старания утроив,
Когда зарвавшихся «героев»
Обратно в чувство привожу.

2011-2018 гг.

 

10

Tags,

Имя моё — Легион

«Библия Проклятых» — Книга Лжи (фрагмент)

Вечен сей Мир. Не Господь его создал.
Сила энергий пронзает его.
Лжёт нам, обряженный в митру, «апостол»,
Не разумея себя самого.

Скажут тебе, что слаба твоя вера?
-Знаний достигшим, она не нужна.
Истина — путь мой и высшая мера.
Только лениться душа не должна.

Ничтожный живёт в подчинении Силе,
Свободный в ней черпает мудрость свою.
Невежество станет дорогой к могиле,
Поработивши волю твою.

Будь же разумен, стремись к обновленью.
Должно не в стаде плестись, а вести,
Ярко сиять, не истлев по мгновенью.
Страх перед Господом здесь не в чести.

Имя моё — Легион. Это — данность.
Знамя взять в руки — великая честь.
Выше награды, чем благодарность,
На мой Алтарь невозможно принесть.

0

Tags

Неоконченная пьеса и тексты для туристов в Турции

Неоконченная пьеса и тексты для культурного развлечения русскоговорящих туристов в Турции.

Действующие лица в масках и костюмах соответствующей эпохи:
— Современники: ведущий- экскурсовод, историк — географ, ученый-ботан, филолог- переводчик,
— Поэт, одет по современной моде, но накинув  подобие тоги,  превращается в античного поэта.
—  Атлетического сложения пловец  (на роль Леандра).
— Массовка – на свой вкус.
Передвижные декорации: Девичья башня, волны моря с шумом,
Проектор – в нужное время проецирует различные схемы, рисунки, схематические карты, виды красивых мест Турции.
ПРОЛОГ.
Ведущий и все действующие лица, хором:

Нужен нам рубль веский
И новая песня нужна,
И сразу на берег турецкий
Нахлынет туристов волна!  (Припев) повторяется 3 раза

Экскурсовод –затейник:
В Турции есть область Чанаккале,
О которой вряд ли вы слыхали,
Но зато знаете о событиях истории,
В этой области произошли которые.

Ученый- ботан:
Можно было бы сделать стенд
Для реальных событий и легенд,
А чтоб совсем хорошо разобраться —
Написать о  Чанаккале диссертацию.

Поэт:
Но раз у всех со временем швах,
То читаем краткий обзор – в стихах.

Историк:
А при дефиците времени угрозе —
Краткие  комментарии- в прозе.

ДЕЙСТВИЕ 1.

Вдвоем, географ и историк (показывая цветную схему провинции Чанаккале):
Место это вполне подходяще
Подтверждает принцип логический,
Что экстремальная история творится чаще
В  экстремальных местах географических.

Географ (водя указкой  по схеме):
А здесь  происходило, и это не миф,
Все то, что может предложить фантазия,
Потому что тут — самый узкий пролив
Между Европой и Малой Азией.

Историк:
Много сменилось эпох и календарей,
Разуму и логике неподотчетного
Здесь —  на перекрестке трех морей:
Эгейского, Мраморного и Черного!

Переводчик (комментирует):
Турецкий — русский
Чанак — чаша
Кале — зАмок
Получается:
Чанаккале — замок,  формой напоминающий чашу

Географ (показывая по карте-схеме):
Возможно, вы об этом не знали,
На уроки географии забив,
Что в провинции Чанаккале
Есть  одноименный пролив.

Друзья, завязывается интрига!
Освежим память вначале:
А еще в  провинции Чанаккале
Есть полуостров под названьем Бига.

Историк:
Особо подчеркну —
Для дела упомянуть надо,
Что этот полуостров в старину
Назывался Троада.

Ну,  подчеркну  и другое,
Что город назывался — Троя.

На уроках истории, между делом,
Расширяя наш  горизонт,
Учитель говорил про Дарданеллы,
А, возможно, и про Геллеспонт.

Хор: Геллеспонт? Геллеспонт? Геллеспонт?

Поэт (накинув  античный прикид, типа тоги):
Повесть печальную напели
Волны о несчастной Гелли.

Злая мачеха по имени Ино,
Чтобы падчерицу с братцем извести,
Все подстроила, покруче чем в кино,
Как детей легально в жертву принести.
До конца раскрыть запутанный сюжет
Никому пока еще не подфартит,
Хоть поэты бились много тысяч лет,
Среди них Гомер, Софокл, Эврипид.

Экскурсовод:
Расскажу вам старую легенду- анекдот,
почему пролив назвали  Геллеспонт

Поэт (отталкивая экскурсовода):
В мире все происходит не зря,
Гелла — дочь  знатного царя,
От  мачехи злой убегая, в ссоре,
На переправе утонула в море.
Царь о потере, как волны, стонал,
В память о дочери море назвал:
На древне-греческом море — «понт»,
А море Геллы- «Геллес-понт».

Много сменилось  родов и кланов,
Многое край этот перетерпел,
От племен троянцев и  дарданов
Основателей Трои и Дарданел.

Экскурсовод:
Троя? Да, именно Троя!
— А как еще город назвать надо
На полуострове Троада?!

Итак, уважаемые туристы, дамы и кавалеры,
Мы в Тринадцатом веке ДО нашей эры

Поэт (в античной тоге):
Троянская война грядет,
Увы, мы это знаем,
Когда Елену украдет
Парис  у Менелая.
На что политики -шуты
Найдут ответ достойный,
Что сила женской красоты
Развязывает войны.

Мир побережий многолик,
Течения и скалы,
Когда мужчины – корабли,
Их женщины – причалы.
Но скалы там,  береговей,
Взбивают клочья пены.
Иной  мужчина – Одиссей,
А женщины – сирены.

Поэт:
Здесь волны пролива шепчут порой
Печальную повесть о Леандре и Геро.

Экскурсовод поэту:
Стоп, достаточно, дай и мне пару слов сказать.

Экскурсовод- зрителям:
Итак,  Леандр – молодой атлет из города Абидос,  что в Малой Азии (показывает город на карте),
а Геро – юная девушка, жрица, из города Сест, в Европе (показывает город на карте).

Как поется в песне: «Мы с тобой два берега у одной реки», только этот морской пролив —  в этом самом узком месте – имеет ширину – ДВА КИЛОМЕТРА!

На сцене несколько человек попарно- длинными полосами ткани изображают  морские волны, слышен звук волн и ветра. Появляется плывущий Леандр. Он плывет на свет огня на другом берегу. Его встречает девушка, обнимает и они скрываются за кулисами.

Ведущий:
Цена любви: два километра вплавь через пролив из Азии в Европу и обратно. Так повторялось много раз.  Завидуете? Ну-ну… И вот  однажды…

Та же самая сцена, но высота волн увеличивается, звук моря и волн усиливаются, гаснет освещение (типа ночь) и не видно сигнального огня. Леандр мечется-мечется и… исчезает в волнах.

Поэт (в античном прикиде):
Леадру так не повезло,
Волна его могила.
Неаккуратная Геро
Огонь зажечь забыла.
На башню бросилась, крича,
А с башни — в воду,
И устремилась сгоряча
К летальному исходу.

Заметил циник молодой:
«Без этого едва ли
Сюжет довольно рядовой
Легендою б назвали»…

Экскурсовод:
Кстати, именно так появилась первая в мире «ДевИчья башня»

Переводчик:
Обратите внимание, что «Девичья башня» называется
В Стамбуле – «Kiz Kulesi»
В Баку:  «Qiz Qalas»
Интересное  совпадение, не правда ли?

Экскурсовод (читает заготовленный текст из туристического справочника):
ДевИчья башня или Леандрова башня — находится в азиатской части Стамбула на небольшом островке Босфорского пролива в районе Ускюдар. Башня является одним из символов города. Изображена, в частности, на полотне Айвазовского «Вид Леандровой башни в Константинополе» (1848). Сегодня для туристов в башне открыты ресторан, кафе, бар, смотровая площадка и сувенирный магазин. На небольших катерах посетители могут добраться до башни корабликами от причалов Кабаташ (европейская часть) и Юскюдар (азиатская часть).

Поэт:
Мир побережий многолик,
Течения и скалы,
Когда мужчины – корабли,
Их женщины – причалы.
Пусть, возблагодарив пассат
За рейс фартовый,
К причалам корабли спешат
Подать швартовы.

В тех треугольниках любви,
Запутанных love story,
Мужчина, женщина, ну, и
Гипотенуза — море.
Так воскурю, как фимиам,
Стихи простые,
Раз велика, как океан,
Любви стихия.

Поэт- историку:
Да, с Леандром грустно получилось…

Конец первого действия.

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

Действующие лица: поэт, историк и экскурсовод.

На экране мелькают кадры из фильма «Троя», когда корабли пристают к берегу около Трои.

Поэт- историку:
На чем мы остановились? Ах да, с Леандром грустно получилось…

Историк –поэту:
А все потому, что историю не изучал! Вот например, в 480 году до нашей эры Ксеркс навел в этом самом месте понтонный мост, по которому переправилось из Малой Азии в Европу его более, чем двухсоттысячное  войско

Поэт-историку:
Погоди секунду, дай записать экспромт!

На переправу нашлись средства,
Мост понтонный проблему решил,
И сотни тысяч воинов Ксеркса
Поспешили на битву у Фермопил.

Экскурсовод:
Круто. Кстати, спустя почти полторы сотни лет лет,  в 334 году до нашей эры Александр Македонский переправил свои войска из Европу на завоевание Азии тоже в этом месте.

Поэт:
Просто мистика. А почему? Дай подумать. Понял! Эврика! Ты про Троянскую войну, Гомера и «Илиаду» конечно же знаешь. А теперь слушай меня очень внимательно.

О героях Троянской войны
Вечный эпос оставить смог,
В живую картину им сплетены
Гекзаметра тысячи строк.

Гекзаметром плещет на берег волна,
Отхлынув,
на миг замирает.
Цезура -пауза потому и нужна,
Каждый поэт это знает.

Учись, поэт, в детали вникай,
Фильтр Истории строг!
Эпос Гомер сложил на века
Из плещущих волн- строк

Поэтам запомнить бы надо,
Совету Гомера вторя,
Что декламировать «Илиаду»
Лучше на берегу моря.

Экскурсовод –поэту:
Впечатляет. Но то все эмоции. А факты где?

Поэт:
В Троянской войне,  как строки эпоса указали,
Со стороны полуострова Троан воевали:
Троянцы и дарданы, что вполне резонно,
А еще эфиопы, колхи (грузины) и… амазонки.

Впрочем, «Илиада» содержит массу фактов, начиная со списка названий всех греческих кораблей.
Лучше послушай про Александра Македонского. Он потому и переправлялся здесь, что наизусть выучил в юности всю «Илиаду», так она его впечатлила.

Чтоб избежать поражений грусть,
Он в юности решил- и смог!
«Илиаду»  выучить наизусть —
Пятнадцать тысяч семьсот строк!

Тренирующие мозг стратега
Брали потом пример с него,
С четвертого (до нашей эры) века-
С Александра Македонского.

Историк –поэту:
Ну, ты меня и удивил. Вот это факт так факт! Спасибо,  друг.  А теперь я тебе расскажу о  военачальниках, судьба которых связана с историей этих самых мест —  с проливом Геллеспонт, он же Дарданеллы, он же  Чаннакале.    Извини, я расскажу все это в прозе, а ты уж потом сам, если будет вдохновение,   напишешь эту историю в стихах, договорились? Итак, слушай. Впрочем, эти тексты можно распеатать и раздать туристам для ознакомления. Для них объявляю

Конец второго действия

А с самыми заинтересованными наш  экскурсовод отправляется в:

ВИРТУАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ  ПО ТУРЦИИ. ОТ ОГУЗОВ ДО ОСМАНОВ, С ОСТАНОВКОЙ В АЛАНИИ.
Построить дом, посадить дерево, родить сына. Поговорка.
Воинственные племена огузов с середины 8 века нашей эры кочевали по территории  от Сырдарьи до Волги. Традиционной религией племен было тенгрианство, включающее  культ Тенгри   — обожествлённого неба, культ матери-природы Умай, вера в жизненную силу Кут и уважение к умершим предкам. Для воспитания и обучения наследников правителей к ним с детства приставляли опытных опекунов. С огузами  считались; например,  в 985 году киевский князь Владимир заключил с ними военный союз против булгар Поволжья, а в 1041 году правитель огузов Шахмалике покорил Хорезм.   Увы, к середине 11 века, после падения огузского государства, население частично растворилось в кипчакской степи среди других племен, частично мигрировало в Восточную Европу или Малую Азию.

Так случилось, что храбрый воин одного из огузских племен (кайы),  получил  от султана Аладдина (в честь которого был назван город Аланья) за свою воинскую доблесть небольшое  поселение в  Сельджукском  султанате  прямо на границе с владениями Венецианской республики.

На этом  земельном наделе  Эртогрул — так звали воина, собрал своих соплеменников и на месте старого поселения основал город, обсадил его ивовыми деревьями и назвал Сёгют, что на турецком означает «Ива».  Ну, и как в сказках говорится, стали они там жить-поживать, территорию свою от набегов Византии и рыцарей –тамплиеров охранять и понемногу расширять.  Вот  дом – построен, деревья — посажены, и наконец родился у Эртогрула сын Осман. Говорят, случилось это в 1258 году.  Судьба отпустила Эртогрулу больше 80 лет жизни и помогла воспитать и вырастить достойного сына, которому он в  1282 году передал бразды правления своим  заметно расширенным владением. Племя провозгласило  Османа своим вождем (беем), по его настоянию приняло ислам.  Он и стал, под именем Осман I Гази — родоначальником династии османских султанов и халифов, которая правила 625 лет (с 1299  по 1924 год) и создала государство,  на территории которого  расположена современная Турецкая республика.

Несколько слов о султане Аладдине Кейкубаде и городе Аланья, названном в его честь.

В 1221 году султан отвоевал  порт и крепость Калонорос на средиземноморском побережье
у армянского Киликийского королевства.  До этого данный порт кому только не принадлежал!

В Древней Греции город назывался Коракесион, затем  он входил в империю Александра Македонского, потом его облюбовали киликийские пираты. Римский сенат поручил Гнею Помпею очистить побережье от пиратов, с задачей он успешно справился за 2 месяца с помощью  флота и 120 тысяч солдат. (67 год до н.э.). Немного погодя Марк Антоний подарил этот порт и всю Киликию Клеопатре, которая тут же начала использовать местные кедровые леса для строительства кораблей.  После заката Римской империи порт почти 1000 лет входил в состав Византии, уже под названием Калонорос («красивая гора»).   В ходе 4-го крестового похода город перешел к Киликийскому армянскому королевству.  После векового противостояния  христиан и мусульман, город захватывает сельджукский султан Аладдин Кейкубад  (Ала ад-Дин Кей-Кубад), в честь чего город получает название Алайя, как было сказано пару абзацев тому назад, а  конце 15 века он  переходит к Османской империи. По итогам освободительной войны под руководством Кемаля Ататюрка («отца турков») Алайе вошел в состав Турецкой республики,  в 1935 год сменив свое название на Алания, известное сегодня миллионам ценителей великолепного отдыха со всех стран мира.

P.S. А начиналось все с небольшого владения Сёгют, полученного смелым и решительным воином, в память о котором снят исторический приключенческий сериал «Эртогрул: Возрождение». Первая серия  вышла на экраны в декабре 2014 года. Есть перевод на русский язык.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ВИРТУАЛЬНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ  ПО ТУРЦИИ. КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ.
Несколько слов о Мураде I (правнуке Эртогрула). Он прославил свое имя как опытный военачальник и мудрый государственный человек.  Вскоре после его прихода к власти многие сербские, болгарские  и македонские  князья стали его вассалами.
Он ввел порядок, по которому лица, принадлежащие к династии, НЕ НАЗНАЧАЛИСЬ на высшие управленческие посты: должность главного министра — хранителя султанской печати (великий визирь); должность верховного судьи по военным и религиозным делам (кадиаскер);  должность военного и гражданского губернатора каждого бейлика (бейлербей).

Можно спросить, а какой в этом смысл? Многие историки считают, что  узаконив этот порядок,  Мурад I обезопасил султанов Османской империи от династических заговоров.  Тут же возникает логичный вопрос: «А где же султан сможет  брать людей на административные посты? Как известно: «Кадры решают все…».

Мурад I ввел особую систему отбора и подготовки чиновников и военных для Османской империи. В Греции ее называли «набор детей», в Сербии и Болгарии «кровная дань», а по –турецки это звучало как девширме («набор»).  С немусульманского населения собирался особый налог – мальчики  6 -16 лет из христианских семей принудительно –добровольно набирались для обучения и последующей службы во дворце, в канцелярии, в качестве богословов или гвардейцев (кавалерия или пехота). Кстати, большинство великих визирей и пашей Османской империи были «слугами Порты» —  так называли выпускников системы девширме-набора.

Как это происходило? Из семей балканских крестьян выбирали в среднем одного из пяти подростков, в присутствии священника, старосты и мусульманского судьи -чиновника (кади) вносили в особый реестр их имя и происхождение, обращали в ислам и везли в Константинополь. Самые способные обучались в дворцовой школе, просто способные — в доме наместников (пашей), всех остальных отправляли на обучение турецкому языку в деревни (некоторые из них после обучения попадали-таки во дворец в качестве садовников, строителей и др.).  Большинство же становилось янычарами и несло службу в дворцовой охране, обычной пехоте и т.п.

Интересно, что небогатые мусульмане иной раз предлагали  христианам отдать в набор под видом крестьянских детей своих, чтобы дать им возможность попасть по дворец и сделать карьеру. Хотя для многих родителей-христиан  такая система была трагедией. С другой стороны, известен случай, когда великий визирь помог своему родственнику восстановить и возглавить Сербскую патриархию с богослужением на церковнославянском языке.

Османская империя просуществовала 625 лет.  Возможно, что система набора и подготовки государственных кадров, заложенная Мюрадом  I,  внесла в это свою значимую лепту. Как говорится, «кадры решают все».

Пока все. Автор надеется однажды дописать эту «Неоконченную пьесу для туристов в Турции». Как говорится, был бы заказчик. А пока, наша песня:
Автор, ведущий и все-все  желающие хором:

Нужен нам рубль веский
И новая песня нужна,
И сразу на берег турецкий
Нахлынет туристов волна!

Припев  повторяется 3 раза или больше. По желанию.

0

Tags, , , , ,

ВРЕМЕНА ГОДА

 

                    Село Остров*

Моя душа спешит за горизонт,
Её манит неведомое благо,
От умиления я начинаю плакать,
Раскрыв шатёр добра, как ветхий зонт.

Распев добра подобен алтарю,
Ему внимает хор протяжный.
В шатровой лествице многоэтажной
Я перед Богом в сумраке стою.

Повсюду остров и моё жилище.
В край полусферы, в тонкий горизонт
Плывёт ковчег мой:

парус – неба зонт,
А вёсла – липы, вóткнутые в днище!

 *Село Остров венчает древняя (16-ый век)
шатровая Преображенская церковь.
Вокруг церкви доживает последние годы вековой липовый парк.
Обитель Божия и парк расположены на взгорье,
в народе говорят: «На Русской горе Фавор!..»

 

 

Поезжай!

Третий день пуршИт и вьюжит,
Бродит белое зелó.
Жизни краешек снаружи
До окошек замело.

Кто отважится без нУжды
Отворить тугую дверь,
Грудью рассекая стужу,
Как предчувствие потерь?

 

Нет, охотников немного.

Зла метелюшка.

В лицо

Зацелует у порога —

Лишь заступишь за крыльцо!

Впрочем, кто от века шалый,
Поезжай, держи ответ!

Помни только: в жизни талой
Снегу доверЕнья нет!

 

 

Золотая осень

Осенний ветер небо золотил
Щедротами красавиц белоствольных,
Белёная ультрамарина синь,
Как партитура партий сольных,

Хранила пЕреклики птиц
И рассуждения поэтов,
И в каждый падающий лист
Вмещалась музыка об этом.

Осенний звон стоял по всей земле,
Осенний взор туманил сердца очи,
И в очарованной воде
Бродило рыбье многоточье!

 

Я ехал в старенькой «подлодке»

Вдоль берега, неглубоко.

Два дворника в шелках по локоть

Сшивали золотистый локон

На лобовом стекле авто!..

 

 

           Времена года

Воздух чернел и готовился к ночи.
Влага сочилась сквозь поры молекул.
Странное дело — в преддверии лета
Мне не хотелось прощаться с весною.

Лето беспечно, согреет и только.
Море, вино да подружка на пляже.
Умная осень с лихвою и болью
Иго телесных желаний истяжит.

Вот и зима!
Окаянные снеги
Струпья ошибок до времени скроют.
Бремя поста и духовная нега
Грех расплетут, по-египетски* стоя.

Пасха!
Ликует весенняя гостья.
Ночь, как цыганка, разъяла причёсы.
Крон серебристая лунная проседь
Мысли вскружила великороссу…

*Упоминание о великопостном «Стоянии Марии Египетской (Марьино стояние)»

 

 

Лето в Мещёре (триптих)

 

Ах, лето!..

Большая грозная собака
Свернулась в коврик меховой
У ног моих. Житейский атом
Я расщепляю на покой
И небо над пшеничным полем
С чередованием лекал
Изысканных!
Как будто в море
Плывут дельфины-облака…

Айда к реке!

За мной вприпрыжку
Послушный пёс, как под хмельком,
Пшеницы спелой золотишко
Шершавым лижет языком.
Ах, лето-лето,

Лето – это

Роскошный паводок любви.

Гляди: Галеева комета

Всплеснула голубой залив!

 

О Мещёре с любовью!

Пленительна полдневная Мещёра!
Сух и прозрачен заповедный лес.
В колодцах корабельных коридоров
Спит голубая барыня небес.

На старом пне, продолжив лучик солнца,
Сомкнула змейка линию в спираль.
В мир незнакомый, как в открытый космос,
Вхожу с опаской городскою… Встарь

Здесь царь Петруша вёсельные струги
Рубил, и гул Петровых топоров,
Как звон к обедне, бередил округу.
А ныне — тишина. Под вздохи сов

Вращаются неторопливо звёзды.
С рассветом лишь лесничий да рыбак
Уйдут протокой, погружая вёсла
В раствор целебно-золотистый… Так

Я брёл по заповедной alma mater,
Ломая паутину сушняка.
Кирзовый полустёртый супинатор
Не различал ни дна, ни маяка.

Лес вывел на змеиное болото.
Собака, чуя, бросилась в траву
И… спрянула! Огромный белый лотос
Вспорхнул, расправив крылья, в синеву.

Незваный гость на пиршестве природы,
Я плакал! Журавлей «не меньше ста»
Вслед поднялись, выбеливая своды
Урании*… Как в юные лета,

Я горячился сердцем: кто тот киллер,
Которому за грош разрешено
Дырявить небо и румянить крылья
В мангале под весёлое вино?

Однако барыня проснулась. Гром и ветер,
И «толковище» туч не меньше ста
Замкнули в небесах электросети,
Грозя промыть меня до белого листа!

*Урания — в древнегреческой мифологии муза астрономии.

 

 

Грибная гроза

Какая ночью была гроза!
Ревела, падая, Божья слеза,
Смывала всё на своём пути,
Словно кричала: «Бога пусти!»

Била по кровлям богатых бонз,
По шалашам из соломы и солнц,
Ночь выжигая, как чёрный квадрат,
Зарницами в тысячи мегаватт.

Мой бревенчатый гугл-батискаф
Паранормальный испытывал кайф
И зависал среди чёрных схем,
Вдали от всех поисковых систем…

* * *
Когда наутро сошла вода,
Я обнаружил в расщелинах дна
Тысячи зонтиков, рыжий рой.
Божья слеза оказалась… грибной!

 

 

  Русский аквапарк

В осенний аквапарк вхожу с восторгом.
В протоках луж промокла синева.
Передо мной сиены желтой логово,
В вечернем небе — полная Луна!

Безлюдие… Ниц по цепочке горней
Благой Царицы кроха-ноготок,
Ко мне с небес в кружении проворном,
На дно ладони падает листок!

…Летит герой на джипе марки «Буммер»,
За ним братва и братский «Мерседес».
А я иду за золотом по лужам
Не в банкоматы, а в осенний лес.

Вот «Буммер» вспенил лужу, как цунами,
Синхронно «Мерин» выполнил заплыв.
И лужа встала строго вертикально,
Меня с собой на миг объединив!

Я взор направил к Всеблагому Богу:
«О, бедный я!»
Но Бог ответил: «Брат,
Их «зелень» — тлен, тебе в том мало проку,
Мой Аквапарк — твой вечный «Банкомат»!»

Спаси, Христос!
И я, стряхнув  цунами,
Набрал валюту прямо из-под ног.
Как просто новым русским стать,
Как здорово!
И каждый может — я же смог!

 

 

Зарисовка

 

БагОр* оплавил горизонт
В вечерний пунш зари.
Хмелея, колокольный звон,
Уснул в оврагах и
Рассыпал гулкий звукоряд,
Как тёртую муку,
На гармоническое «ля»,
На крик совиный «У-у…»,
На шорохи ночных зверей,
На шелесты в садах,
На ржанье вольное коней
В подтопленных лугах…

*Багор — (устар.) пурпурный цвет.

 

Сумерки в горах

 

В лиловом сумраке горы
Привычно остывало небо.
Вечерние седые пледы
Томились в армяках земли.

Напев зари тысячелетний
Негромко верещал сверчок.
Но вот захлопнул сундучок
Певец невидимый, последний…

 

 

Петрович в листопаде

Если взять очень старое слово
И вложить в молодые мехи,
Прозвучит оно ново.
И снова
Будем пить и писать стихи!

Драгоценные палочки – строчки
Я под рифму сложил на ладонь
И сквозь щель приоткрытой форточки
Их на улицу выбросил вон.

Разлетелись они, разбежались,
Будто листьев осенних медь.
Только дворник сказал: «Пожалуйста,
Не сорите в окошко впредь!

Я вам честно скажу, по совести,
Я бы вымел всё в аккурат,
Но «печальнее нету повести» —
Я мету, а они лежат!..»

Чтобы как-то утешить дворника,
Я с тетрадкою вышел во двор.
Это было в начале вторника,
Так со вторника и до сих пор

Мы гуляем с Петровичем по двору,
Пьём вино молодых стихов,
И блюём, как положено, в сторону,
Если стих оказался плох!

 

 

Пальмы Афганистана

 

Грустит придорожная пальма,

Тихо ветвями колышет.

Пальма ветвями, как пальцами,

Неба ласкает излишек.

 

В небе белое облако

Сахарной ваты слаще.

А по дороге волоком

Мальчик ослика тащит.

 

Ослик хмурится, топает —

Не мил ему строгий арапчик!

Смеётся над осликом облако,

А пальма грозит ему пальчиком.

 

Вот вам, друзья, арабеска:

Пальма, Облако, Ослик.

Сейчас там другое место:

Воронка и чьи-то кости…

 

Лодка в океане

 

Глазам не верю – Океан,

Как барс, притих передо мною,

Раскинув лапы к берегам

Ленивой пенистой волною.

 

Курлычет полосатый бриз,

Лоснится, щурится под солнцем.

Могучий барс, как хитрый лис,

Вражду таит?.. Искрится донце

 

В густой, прозрачной глубине.

Опасности не ощущая,

Плыву беспечно в стороне

От берега под крики чаек…

 

Вдруг пены яростный глоток

Качнул полуденную лодку,

И рыкнул Барс: «Держись, браток,

Теперь поговорим в охотку!»

 

 

И лип святая старина

 

Был барский дом, и барский сад,
И лип тенистая аллея.
Но время шло, и невпопад
Стал старый дом, и старый сад,
И дней высокая идея…

«Разрушим ветхий суверен! —
Вопила праздная харизма. —
Очистим мир от старых схем,
Кто был ничем, тот станет всем
На мельнице социализма!»

Затем пришёл капитализм.
Все отхватили понемножку:
Кто барский дом, кто банный лист,
Кому противен был стриптиз,
Так те и вовсе понарошку.

И снова грозный сюзерен,
А ныне пламенный оратор,
Штурмует танк, чтобы взамен
Неправды прошлых перемен
Явить грядущую неправду!

Так лип святая старина
Жизнь не украсила ни разу.
У нас в России седина –
Не мудрости величина,
Но белый лист для новой фразы…

10

Tags

Сердцу лестный

СЕРДЦУ  ЛЕСТНЫЙ

 

Пусть будет неизменным спутником твоим
Труд увлечённый, созидательный и честный:
Нелёгкий может быть, но сердцу всё же лестный,
Из всех он будет самым радостным трудом и дорогим,
Подобный спутникам невидимым, благим,
Подобный поручням опущенным небесным,
Подобный тем дарам святым, дарам поистине чудесным –
Что в сердце мы своём от вечности храним!

 

 

В  САМОМ  СЕБЕ

 

Тот, недостаточно кто смел и недостаточно горяч,
Не прыгнет в ледяную прорубь или снежную перину;
Перед собой завидев свет, тотчас ему покажет спину,
Кто век томился в темноте иль слишком долго был незряч;
Болезни полностью искусный самый не излечит врач,
Пока больной в самом себе не истребит её причину;
В руке кто злого рока видит лишь топор или дубину,
Тому он поневоле будет только деспот и палач…

 

 

ОДИНОКИ  И  ГОНИМЫ

 

Пусть в этом мире очень часто одиноки и гонимы,
Пускай их дом чужбина иль пустынный скит, –
Кто в своём сердце верность истине хранит,
Те ею сами же под небом наиболее хранимы;
В изгнанье их сопровождают серафимы,
Толпой отвергнутых, как древле справедливый Аристид…
Они же на судьбу не ведают обид:
По праву, озарённых дум их семена неистребимы!

 

 

КАЖДЫЙ  ДЕНЬ  И  ЧАС

 

И каждый день, и всякий проходящий час,
Так же как, впрочем, и любое мимолётное мгновенье,
По существу, не унимается волненье
Невидимой духовной брани внутри нас…
И, скрыто то пускай от посторонних глаз,
Над силами нам угрожающего хаоса и тленья
Всё ж никогда не прекращающий боренья
Победу дух в ней торжествует каждый раз!

 

 

ПРЕЧИСТЫЙ  ПОКРОВ

 

О, не вкушайте безрассудно всевозможных яств мясных,
Сей умерщвлённой плоти Господа Живого!
Перебродившего, зелёного, хмельного
Вина не пригубляйте ради всех святых!
Паче ж всего бегите помыслов заносчивых, срамных,
Недобрых чувств и бранного худого слова, –
Дабы ни чуточку не запятнать Покрова
Пречистого небес над нами семерых!

 

 

СВЯЩЕННЫЙ  ДОЗОР

 

Не занеси в сознанье сор
Честолюбивыми мечтами:
Невелика, перед глазами
Пушинка застит кругозор…
И день, и ночь блюди дозор:
Над мглой долин, над облаками
Пред вознесёнными зубцами
Глаз не смыкает Стража Гор!

 

 

PRINCIPE  CREATEUR*

 

За всем стоит неизъяснимая неведомая Сила:
Везде отчётливо видны следы присутствия Её;
От Сотворения верховное владычество Своё
Она же основным законом всему сущему вменила,
Безбрежный зыбля океан, формуя камень и светило,
Как духом жизненным, Собой одушевляя бытиё…
И звук и цвет и все лады гармонии Ей – лишь сырьё,
И мысль пытливая и смелая одна – Её мерило!

*Творческий принцип (лат.).

 

 

ДО  ТОЙ  ПОРЫ

 

От жизни плоти, как известно, всевозможные грехи –
Доколе духом, в одночасье пробудясь, не ополчиться;
Вино ещё пусть молодое перебродит, отстоится,
Однако в старые оно не наливается мехи.
И вовсе нам не отряхнуться будет от гнилой трухи
Когда лишь на самих себя в конце концов не обратиться…
Звезде заветной Рождества на небесах не появиться
До той поры, пока дремотою объяты пастухи.

 

 

ИНСТРУМЕНТЫ  ПОЗНАНИЯ

 

Любовь и творчество суть лучшие твои
В познании себя и тайн большого мира инструменты,
В котором на простые первоэлементы
Всё с ними разложимо, в сущности… Да и
Процессы жизненного синтеза в крови
Ещё ускоренней недаром протекают в те моменты,
Когда способствуют тому ингредиенты
Активные самоотверженной любви.

 

 

ЗАВЕТНЫЕ  МГНОВЕНИЯ

 

О, вы, заветные мгновенья
Любви взаимной, всё живой!
В шкатулке прошлого простой
Вы – драгоценные каменья!
Врачует душу средь сомненья,
В кручине горестной земной,
Ваш блеск весёлою игрой –
Всё полной тайного значенья!

0

Tags

Поговорим по-французски!

Cкажите, пожалуйста, вы не знаете, где находится рай? Не знаете? Ну, конечно, же не знаете! А вот я знаю и вполне определенно могу сказать, рай — это Франция.

Рай для меня — это, когда я счастлива, раскованна и испытываю легкость и комфорт, глядя на других людей, или общаясь с ними. И легкой, прозрачной вуалью подобного настроения и состояния покрыто все кругом во Франции.
Слушать французский язык — это такое наслаждение, что я все время пытаюсь открыть рот и сказать что-то на этом непонятном и родном языке, но, к несчастью, не имею никаких способностей к французскому, так обидно!

И, думая об этом, я сижу на автобусной остановке в Гренобле, направляясь в аэропорт. Выходной, раннее утро, на остановке я одна, и только из окон дома напротив кое-где видны черноволосые, кудрявые головы арабских мужчин, сидящих у окон и беззастенчиво рассматривающих меня, больше рассматривать некого.

Арабов во Франции много, и это у них, мужчин, такая работа — сидеть и смотреть из окна, и делают они это с большим интересом. Но я не обращаю на них внимания и думаю о своем.
Некоторое время спустя, подходит и садится рядом со мной на скамейку мужчина и что-то спрашивает у меня на милом моему сердцу французском языке. Я ничего не понимаю, но решаю быть вежливой и поддержать беседу.
— Оui, ene effet. Да, действительно, — отвечаю я ему медленно, с расстановкой, не спеша. Вроде бы, как слушаю его и поддакиваю ему.

Поворачиваю голову, мужчина — араб, но это не меняет моего настроения, поскольку он мило говорит по-французски.

Черноволосые головы в окнах напротив немного напряглись и в глазах появились искорки интереса. Но мне было не до них, я пыталась схватить хоть что-то из тех фраз, что он начал быстро говорить мне. Но я ничего не понимала. Он начал махать рукой в сторону того здания, где я жила и откуда пришла.
Я решила, что он спрашивает меня о том, что живу ли я там. Радостно улыбаясь тому, что, наконец-то, я догадалась, о чем идет речь, я с веселыми интонациями ответила ему.
— Оui, ene effet.
Он придвинулся ко мне поближе, кудрявые головы напротив застыли, как бы в ожидании чего-то… Но я же не в лесу живу… Я в Европе… Я прореагировала на все это спокойно.

Он опять начал говорить мне что-то непонятное и поднял 2 пальца, показывая в сторону моего дома… Все ясно! Он спрашивает живу ли я вдвоем. Ура!
-Pas deux, une, не двое, одна.

Я поднимаю один палец. Он кладет руку мне на колено и тогда до меня доходит, что взаимопонимания не было.
Чувство счастья и удовлетворения разлилось по всем лицам напротив. Появилось ощущение, что сейчас они все сюда прибегут.

Молниеносно сообразив, я выдала мою коронную фразу.
— Je suis russe! Я русская!

Араб быстро отскочил от меня подальше и встал, сохраняя дистанцию, протянул мне руку, пожал мою и что-то говорил и говорил мне с большим уважением, я различала слова: Ленин, Москва, Революция. Он так и стоял на расстоянии пока не пришел автобус…

Гренобль 1998

5

Tags, , ,

Он и Она

Он и Она

Утро. Остановка автобуса на окраине города. К остановке приближается пара выше средних лет. Она в голубых джинсах и нежно голубой трикотажной кофточке, подчеркивающие ее, несмотря на возраст, отличную фигуру. Я даже воздохнула, бывает же так. Мужчина-высокий, плотный, тоже в джинсах, но каких-то заношенных, с животиком, лысеющий, с  взлохмаченными остатками рыжеватых волос и картофелеобразным носом. Она очень раздраженным голосом что-то ему говорит, а я немного обеспокоена, не люблю наблюдать семейные ссоры, но пара остановилась около меня, я напряглась, сейчас мужчина начнет ей грубить, как это обычно бывает.
Но мужчина очень внимательным взглядом посмотрел  на нее и неожиданно улыбнулся красивой улыбкой и, поглаживая ее плечо, говорит ей: «Какая красивая кофточка!», затем наклоняется к ней и начинает ей что-то шептать, женщина весело смеется счастливым смехом, подходит автобус и увоэит эту необычную, но счастливую пару…

5

Tags, , ,

Авторизация
*
*
code

Использовать аккаунт в: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*

*

code

Использовать аккаунт в: 
Генерация пароля

*

code