Monthly Archive Октябрь 2018

ГОРЕЧЬ

Я о трагедии в Керчи услышал, словно весть из ада.
Заныло с левой стороны — от боли дрогнула струна.
Погибли дети. В горле ком. И утешать меня не надо:
Образовательных услуг предельна страшная цена.

Подгнившей истиной ведом, как надпись «Ненависть» на майке,
Студент стреляет из ружья — в упор других учеников.
Фашизма отзвук прогремел. Спешит отребье ставить «лайки»,
И переполнен интернет волной вопросов и звонков.

Но что вопросы и звонки, когда, держась на честном слове,
У нас ни правда не в чести, ни воспитание детей.
Когда торгуют за пятак искусство проливанья крови.
И чем удачливей торгаш — тем лучший он среди людей!

0

Tags

Шахтерская застольная

У судьбы на краю,
Шахта есть Хальмер-Ю,
Филиал Воркутинский в аду.
Молодой паренек
Там рубил уголек
За еду. За еду. За еду.
Эпиграф

Ответ на песню про кочегара («Раскинулось море широко»).
Можно петь на ту же мелодию.

Товарищ, прости, этот стон  не допет.
Я помню с наколками руку,
Печорскую зону, Уральский хребет
Примерзший к Полярному кругу.

Я снова без спирта могу опьянеть,
Но повести нет безысходней,
Как  лязгнув затвором, спускается клеть
Во тьму, в филиал Преисподней.

За медною сеткою тень фитилька
Ведет лабиринтами штолен…
По пять вагонеток на душу зека,
Неважно: здоров или болен…

Не жди его, мать, не положен зека
Ни камень, ни крест на могиле…
Прикрыли от солнца его облака
И тучи слезами обмыли.

И кто же любимой жене  передаст,
Что некого ждать терпеливо,
Коль  справка о смерти, как в угольный пласт
Навечно осела  в архивах?

…Другой отмотает положенный срок,
С подельником   выпьет на пару,
И  как достается стране уголек
Расскажет шахтер кочегару….

0

Tags, ,

Дела сердечные

Из длинных и коротких слов пунктир
Как волнами, строку к строке гоня,
Мое перо — мой маленький вампир —
Вытягивает соки из меня.
И все твердит: «Пиши, пиши, пиши»,
Верша переливание, пока
Пульсациями сердца и души
Кардиограмит каждая строка.

0

Tags, , ,

Вчера смотрю…

Вчера смотрю — малина отцветает.
Уже! Как нынешнее лето быстро  тает!
Уходит время, как вода в песок.
Всему свой срок…

А говорят, что до изгнания из рая
Адам и Ева времени не знали.
Они без ужаса смотрели в вечность,
без сожаленья провожали дни.
Что им цветок малины! Ведь они
препровождали бесконечность.

Без боли и забот, без глупых сожалений,
не зная ни желаний, ни сомнений,
легко, наверное, бессмертным стать.
Ведь, кто не жил, тому не умирать.
 

5

Я с широким взмахом крыльев…

Я с широким взмахом крыльев,
крыльев образных, прозрачных,
поднимаюсь над потоком
суеты, стремлений алчных;
где в парении высоком
песни силуэт заблещет,
сердце пылко затрепещет
от рожденья новой песни.

0

Tags

Перед зеркалом

Еще мои движенья так же ловки,
Сопернику не взять меня в кольцо,
Но предо мною в зеркальце бытовки —
Чужое, незнакомое лицо.

Искать себе печальных оправданий?
Ишь, разум мой — гляди, какой нахал! —
Он стать хотел хозяином желаний,
Но, кажется, их просто разогнал.

И мне порой невыносимо жутко
Свой новый день словами начинать:
— О, молодость! Вернись, хоть на минутку.
Сумеешь или нет меня узнать?

1993-2018 г.

0

Tags, ,

Весна… Уже десятый час…

Весна…Уже десятый час, а солнце не садится.
Повисло в небе золотою астрой,
остановило время, сдвинуло пространство…
И стало тихо в парке — смолкли птицы.
Смотри, навстречу девушка идёт
и солнце так пронизывает волосы её,
как будто нимб вокруг головки золотится.
 
Не разглядеть фигуры и лица напротив света,
но кажется, я знаю её имя.
По-моему её зовут Мария,
блондинку стройную новейшего завета.
Она прошла и улыбнулась нам —
таджичка низенькая, толстая, с лицом пивного цвета…
Ты зря смеёшься, звать её Мариам.

5

Скольжение 2

Не приблизится улетевшее,
Нестыковка во временах.
Лето кончилось песней грешною,
Осень мчится на всех порах.
Уже изморозь в бывшей зелени
По утрам приветствует нас.
И не радуют птицы трелями —
Улетели, как в прошлый раз.
Небеса покрываются волнами
Из холодных дождливых туч.
Ноября перебранку с соснами
Развлекает мелькнувший луч.
День усталый все чаще горбится —
Продолжительней груз   ночей.
Счет постам никогда не кончится –
Не хватает слов для речей.
Кто-то молится, кто-то чествует,
Кто-то празднует – при делах…
И моя душа соответствует
Всем канонам добра и зла.
Я последним листом прикинулся,
Ветра шквал хоть в затылок пусть,
Чтоб Гордыня была у плинтуса,
Если понял той жизни суть.
От ствола и ветвей оторванный,
И, в круженье, навеселе,
В этом сне, давно заколдованный,
Стал я данью грешной земле.
Ветер в кучи сметет минувшее,
От последней молнии дар
Вместе с пеплом выстелет кружевом
Бытия забытый угар.
А потом по тропе вразвалочку
К перекресткам семи дорог
Дух без грима мой и без палочки
Заскользит в день, где Бог – Сварог.
5

Tags, ,

Цикл «Русская голгофа»

«Что человек на Руси ни делает, всё равно его жалко».

Максим Горький

 

Всё путём!

Инвалиды Афганистана
У метро собирали паёк.
Инвалидам Афганистана
Кто-то бросил пятак в комок.

Задрожала гитара глухо,
Будто стингер царапнул борт.
И насмешливый голос духа
Заскулил, как щенок-койот.

Кровь метнулась к лицу. И встала:
Кто мы, люди, куда идём?
Инвалид отложил гитару:
«Да не парься ты, всё путём!»

 

Русская Голгофа

По пажитям заглохнувшим блуждали

без пастырей безумные стада…»
Е. А. Баратынский

Им оставался только шаг.
Уже вино в бокалах пляшет.
Отмыт и заново окрашен
Средневековый чёрный стяг.
Им оставался только шаг,
Готов лететь во все пределы
И пересчитывает стрелы
Для бойни собранный отряд.

На площади у магазина
Клокочет людная река.
Пуста привычная корзина,
Ни хлеба нет, ни молока.
Есть только кормовые БАДы.
Отрава? – Да! Но если «в»
В том слове заменить на «д»,
Голодный купит и «отраду»!

Как ядовитый порошок
Украдкой травят садоводы,
Тем, кто прошёл огни и воды,
Осталось лишь – на посошок!
Последним рухнул старый храм,
Подточенный проказой века,
И не осталось человека,
Не связанного по рукам…

…В полуподвале, на стене
Горела старая лампада,
От почерневшего оклада
Тень отрясая в стороне.
Им оставался только шаг,
Но в ночь, назначенную к битве,
Творила женщина молитву,
Склоняясь к Господу  в слезах.

И видит горестная мать
Огонь в ночи и крыл движенье,
С иконы «Бога Воскресение»
Сошла Божественная Стать!
Бог поднял бережно с колен
Седую женщину, а злобу
Сковал и в ;дову утробу
К забвенью вечному призвал!

И снова Красная заря
Разъяла сумрачные сени,
Залив медАми Воскресения
Голгофы горестный наряд…

Мы что имеем — не храним,
А потеряв — премудро плачем.
Мы зла коварную подачку
В тугие сундуки набив,
О благородстве судим строго
И славим жертвы ремесло
Забыв, что от Десницы Бога
Не скрыть под маскою лицо.

— Что плачешь, друг?
— То плачет сердце:
Воскресший Бог – вновь Бог Распятый.
Его пречистые Стигматы*
вновь кровоточат на Кресте.

*Стигматы – крестные раны

 

Памяти русичей славных!

25 декабря 2016 года  в 05:25 из Сочи вылетел самолёт Ту-154 Минобороны России. На борту находились восемь членов экипажа и 84 пассажира, среди которых 64 человека — артисты ансамбля имени Александрова вместе с  художественным руководителем генерал-лейтенантом Валерием Халиловым. Они летели поздравить военнослужащих российской группировки в Сирии с наступающим Новым годом. Через две минуты, в 05:27, самолёт пропал с экранов радаров и упал в Чёрное море в пяти километрах от берега по направлению к Анапе. Погибли все находившиеся на борту, в том числе известный российский общественный деятель Доктор Лиза (Елизавета Глинка). Она сопровождала в Сирию партию гуманитарной помощи для госпиталя Тишрин в Латакии…

В день декабрьский под Новый год
В небо поднялся ковёр-самолёт,
Но, пролетев километров пять,
Рухнул, вспенив морскую гладь.

Так уж случилось, бЕсова малость
В благо предновогоднее  вкралась.
Не долетел до земли сирийской
Праздник Елисаветы Глин(ской).

А в Украине свидомые суки
Перетирают на укр-фейсбуке
Смайликов пакостных разнообразие:
Дескать, у русских такая оказия!

Да упокоится с Елисаветой
Племя мужское, певчее. Метой
Стала комета, российская выя,
В море исчезнувшая
Александрия…

 

София, Георгий, Христофор и Время…

За старой бездомной собакой шёл старый бездомный чудак.
Он в прошлом был воин-рубака, имел ГеоргИевский знак.

Но юность благая поспешно уходит победам вослед,
Лишь шалость Пандоры — надежду вручив нам на старости лет…

Собака в пути околела. Старик, как умел, схоронил.
И пса бездыханное тело листвой придорожной прикрыл.

Он плакал и выплакал жалость. И стал невесом, как перо.
Житейская ветхая малость уже не касалась его…

* * *

В огромном сверкающем зале, под куполом храмовых гор
Стояли земные скитальцы — Георгий и Христофор*.

София**, высокая дева, гостей зазывала на пир.
А Времени вечная мера глядела задумчиво в мир.

«Да разве такое возможно? — твердила старуха стократ. —
С житейского смертного ложа жизнь встала в сверкании лат!

Кому я теперь насчитаю количество будущих дён,
Ведь все мои счёты случайны в ином пересчёте времён!»

Расстроилась старая кляча. Бездомную горсточку лет
Метнула рукой наудачу и вышла из залы. Ей вслед

Друзья Христофор и Георгий глядели в полночный проём,
Туда, где по Русской дороге шло Время с дворнягой вдвоём…

 

Слово на смерть патриарха

5 декабря 2008 года скончался патриарх Московский и Всея Руси Алексий II.

В дали почтовой стая птах
Вдруг перестала веселиться.
Сегодня умер патриарх…
Первопрестольная водица

Сутуло падала окрест.
Вдовицей матушка Россия
Стекала по ночной Москве
Ко гробу аввы Алексiя.

Сегодня умер патриарх.

Мысль утопает в чёрный бархат.
Земное небо, стая птах
И ангелы над патриархом.

 

Русское сафари

Синайская горная Гоби.
Выжженных форм гербарий.
Жидкое солнце дороги
Плавит моё сафари.

Я наблюдаю горы.
Мертвее не сыщешь край.
Каменные коридоры,
Гадов земных рай.

Вот она, Божья  преграда!
Замысел Ветхих лет –
Вымертвить в членах стада
Рабства  земного след.

Чтобы живой водою
Мёртвую тела плоть
В землях Обетованных
Вновь обратить в народ.

* * *

…Бродит моё сафари
По русской горе Синай.
Где-то за речкой Нарой —
Обетованный рай…

 

Станция Таганская

Было время, искусство любила  страна,
И художник считался героем.
В чёрных оползнях шахт на развалинах дна
Он с блокнотом спускался в забои.

Он хмелел без вина, примечая, как труд
В огрубевшем выискивал нежность.
Он писал в перископ штормовой Тарханкут
На подлодке «Мыс Доброй Надежды»…

Время шло. Век двадцатый почил на века,
Двадцать первый, прикрыв за собою
Дверь, увидел в пивной среди пьяного мха
Человека с апломбом героя.

Собеседник его, щёголь призрачных лет,
Лишь коснётся старик Тарханкута,
Улыбался в глаза и в стеклянный предмет
То ли водку лил, то ли цикуту.

Он поил старика и под вечер увёз,
Кто куда, только видели воры.
Да буфетчица вслед пролила пару слёз:
«Старичок-то того, быть позору!»

Покатил по Москве на «кобыле» крутой
Наш герой, утопая в велюре.
Не приметил старик, что возница лихой
Прятал рог под густой шевелюрой…

* * *

На московской квартире с лепным потолком
Они  пили и пели про баньку.
— Кто прописан ещё?
— Только я. Никого.
— А жена?
— А жена на Ваганькове.

Полночь глухо ударила в чёрный Breguet:
— Подпиши.
— Это что?
— Так, бумага.
Старичок подписал.
Щёголь выключил свет
И исчез, скрипнув дверью парадной.

* * *

А наутро вошли ключари-господа,
Откупорили белую водку,
Проводили  за дверь старика-дурака
На крещенскую метеосводку.

— Подходи, покупай
горсть мороженных слёз
от героя эпохи Советской!
Старичок-то того,
продаёт их всерьёз
в переходе подземном,

как нэцке…

 

Вещий лес

Вот кто-то прорубил в дремучий лес тропу,
Прошёл насквозь, сжимая топорище.
А вещий лес зализывал версту
И хоронил немое пепелище.

Он уцелел, да что ему тропа.
Но вот другой, а вслед за ним другие
С гармошками и на грузовиках
Ворвались —
и рубили,
и рубили!..

Примером умножения на ноль
Лёг старый дуб на раненый подлесок.
И к вечеру охрипшая юдоль
Уже не представляла интереса.

На месте том задумали кабак.
И потекло мужицкое снадобье.
Чуть занялась зелёная трава,
Но стоптанная, комканая кровью

Иссохла. А червлёная земля
Дол подоткнула и по-бабьи взвыла.
И хрустнул крест могильный, как стожар,
Над бугорком отеческой могилы.

Но вещий лес оставил вещий след.
Так вслед безумию вошла иная сила.
И горький пафос пролетарских лет
Она ославила и временем накрыла.

* * *

И кто теперь попомнит тот разор?
Иные дни, иное поколение.
Лежит в музее под стеклом топор,
Лежит…
и ждёт неверное мгновенье,

Чтобы сорвать музейную печать
И в рубище, сжимая топорище,
Рубить!
Рубить окрест!
Рубить с плеча!..

* * *

Проснись, вахтёр, не выдай стрекоча
Из вещего музейного хранилища!

 

Мы плывём косяком сардиновым

«Гнилое не терпит прикосновения»

                                   Уильям Шекспир

Мы плывём косяком сардиновым
(мы — пугливая скользкая глыба),
Плотью гениев и нелюдимов
Откупаясь от хищной рыбы.

Веселится чешуйчатый улей!
Наблюдает в миллениум-око,
Как поэты в зубах акульих,
Перед тем, как исчезнуть, охают

Так забавно, обыкновенно!
И стекают в строфу пунцовую
Киноварные строки гениев
От Гомера до Кольки Рубцова.

—  Эй, братаны! – хохочет братия, –
Не тесна ль вам акулья гузка?
—  Что ж, ответьте чешуйчатой слякоти,
Нелюдимые гении русские!

Вдруг всё смолкло, всё стало стрёмно.
Небо скрыла подошва стальная.
Опустилась вуаль плетёная
И повила кичливую стаю.

Как ночные трАссеры – строчки,
Заметалось упругое месиво,
Пропадая поодиночке
В требухе косяка, как без вести.

Рыбий страх охватил сородичей.
Превратился миллениум в месиво.
Стало «братское» одиночество
Пострашнее акульих челюстей…

P.S.
Над водой кто-то крикнул: «Вира!»,
И сардины, влекомые гуртом,
Из беспечной и вольной рыбы
Превратились в «Кооппродукты».

 

Чёрная речка

Я по первому снегу и тонкому льду — иду.
Чуть на солнце беда, тают вплоть до беды — льды.
Мой товарищ покинул жилище, купил — вина.
— Что за праздник, приятель?
— Просто — стихи и мы!

Был в тот день зимний вечер и мглист, и беспечно румян.
Мы читали стихи, мы бродили, как бродит вино,
Не заметив, как в сумраке чёрная птица-беда
Уже хрустнула корочкой льда за нашей спиной.

А потом мы бежали, нас били дубинками вслед.
Нас травили, как травят легавыми, наверняка.
Мой товарищ ударил обидчика, путая бег.
Зашипела, запенилась кровью облатка стиха!

Нас плющом, как плащом, укрывали бродяги-дворы,
Нас глотали сырые подъезды и тайные схроны.
Задыхаясь от бега, мы лопались, как нарыв,
А на дальних дворах материлась пустая погоня…

* * *

Неужели, гонимые злобой, мы вечно в плену?
Или ангел добра нас зовёт с неудачной страницы
Переписывать и исправлять исторический труд,
Очищая от мерзости дней доброты плащаницу?

Снова хрустнула чёрная льдинка за нашей спиной.
Снова ёкнуло сердце, припомнив недавние страхи.
Окровавленный Пушкин не кровь обнажил — а вино,
И смеясь над Дантесом, потребовал чистой рубахи!

10

Tags

Закон Марсика и гипотезы появления кошек на Земле

Детские стихи для взрослых и последующего совместного их чтения вместе с детьми

Часть 1 —  Гипотеза номер 1

Обмозгуй со всех сторон,
Чтоб не сомневаться:
Кошки — первый эшелон
К нам пришельцев с Марса!

Этот вывод, убежден
Я, вполне логичный,
Допустив, что кошка — дрон
Сверхтехнологичный.

Часть 2  — Доказательство гипотезы номер 1 на примере кота домашнего

Слух прекрасный у кота-
Мышка не проскочит,
Глаз известна острота
Днем, а также  ночью.

Этот древний полубог —
Властелин нирваны —
Многим  авторам помог
Сочинять романы.  *)

Котик в каждую семью
Впишется отлично,
Территорию свою
Мониторя лично.

Да, прикрытие ОК,
Не к чему придраться,
Плюс полезен котофей
В доме и хозяйстве.

(О способности котов
Безо всякой химии
Дом хранить от грызунов,
Почитай у Плиния).

Чтоб «контакта» своего
Изучить без шума,
Маскировка у него —
Лучше не придумать.

Миска с ковриком свои,
Есть с песочком ящик.
В иерархии семьи
Кот — всегда смотряший!

*) Кошки часто становились верными друзьями писателей. У Марка Твена их было десять, у Эрнеста Хемингуэя на Кубе — больше тридцати!  Любимые коты были у Стивена Кинга,  Вальтера Скотта,  Франсуазы Саган… список этот можно продолжать и продолжать…

Часть 3 —  Доказательство гипотезы номер 1 на примере кота не домашнего

Мне встречались кошаки-
Что на вид невзрачны,
Но подвалы- чердаки
Для таких прозрачны.

Вот трусИт себе такой,
Может, кот- в- законе,
Может, будущий герой
Марсианских хроник!

Он, как вечный странник, худ,
На Земле остался,
Чтоб вершить кровавый суд
По законам Марса…

Терпелив и потому
Не бывает скучно,
Продовольствие ему
Брать с собой не нужно.

По деревьям лазит он
Лучше верхолаза,
И к тому ж вооружен
Как боец спецназа.

Он готов с любым врагом
Биться, не робея.
С электричеством знаком
Раньше Фарадея.

Проведет его сквозь лес
Виртуальный голос,
Что надежней GPS
И точней, чем ГЛОНАСС.

И еще момент такой,
Чтоб закончить тему:
Маскирует хвост трубой
Мощную антенну.

Часть 4  — Подсказка  к разгадке

Почему не насторожило людей,
Что у котов всех пород и мастей
Время кошачьего романса —
Именно месяц Марса?!

Часть 5 – Сомнения автора –исследователя  марсианской версии появления котов на нашей планете. А может быть Земля- это их планета и им  просто удалось обучить приматов за ними, кошками, ухаживать и их охранять?  Тогда это объясняет снисходительное поведение кошек по отношению к людям, и способность кошек принимать оказываемые им услуги, как нечто само собой разумеющееся.

Куда опять меня заносит?!
А вдруг коты- не дроны вовсе?!
Не марсианский он лазутчик.
…Что ж, есть гипотеза получше.

Часть 6-  Гипотеза номер 2

Я прошу всего момент,
Граждане – Земляне:
Кот — не дрон и не агент,
А просто –мурсианин!

Пусть они себе живут,
С ними нам не тесно,
Создавая нам уют
Мурсианской песней.

Часть 7 – Аксиома кота Марсика

И не стоит людям лезть
На Красную планету.
Если мурсиане здесь —
Никого там нету…

Часть 8 —  Закон Марсика или ответ на сообщение, полученное из созвездия Мудрых Кошек

А я под конец, межпланетным Мозгам
За их интеллект и терпенье воздам,
Что их не смутила рутина.
И хоть человечество пыжится там,
Но все НЛО прилетают к котам,
А может еще и к дельфинам!

Космический Разум не лыком пошит,
В контакт с человеком вступать не спешит.
Не будут же санкции вечно?!
Любите, лелейте и хольте котов,
И на галактической сходке умов
За вас они муркнут словечко!

0

Tags, ,

Авторизация
*
*
Использовать аккаунт в: 
Регистрация
*
*
*

*

code

Использовать аккаунт в: 
Генерация пароля

*

code