Лежу, смотрю...

Лежу, смотрю…

Лежу,  смотрю  в  огромное  больничное  окно.
Там  сумерки  осенние  и  первые  снежинки  пролетают.
Там  двадцать  первый  век  —  уже  давно.
Здесь  позапрошлый  век  меж  старых  стен  витает.
 
Широкий  коридор,  высокий  потолок
и  светлый  кафель,  временем  побитый.
На одеяле у меня  лежит 
Акутагавы  томик, кем-то позабытый…
Здесь  словно  заводь  тихую   оставил  дней  поток.

You must be logged in to post a comment