Не вошедшее

Не вошедшее

Путь
У всех на виду, на ветру,
под зноем, под снегом, под ливнем,
под хлопанье мельничных крыльев:
— Куда ты?
— Я просто иду.
— Колдобист нелегкий твой путь,
не выстлана плиткой дорожка.
Быть может, назад?
— Невозможно.
Что пройдено, то не вернуть.
— Допустим, что стая волков
окружит, пугая клыками.
— Я буду безжалостен. Amen.
Не выжить, жалея врагов.
— Беда вдруг, какая — не суть,
но небо не выдержит, треснет
и рухнет, чинить — бесполезно.
— Его на руках понесу.
— В конце кто-то ждет? Что за цель?
А вдруг, доберешься, но поздно?
— В конце — просто камень. Апостол
простит. У него много дел.
Курильщик
Белым по белому чертит узоры метель,
чёрные дни наступают, приходят, проходят.
Зимний курильщик почувствовал предновогодье,
скомкав, повесил пустую коробку на ель.
Ёлка искусственна, праздник искусственен. Шар —
хрупкий, как будто летящий, туманный и синий,
он настоящий. Я дам ему светлое имя,
пусть он искрится, как тысячи звёздных стожар.
Там — огоньки сигарет и туманы дымов,
словно друзья закурили и ждут-не дождутся.
Здесь — только я, только суетность вымерзших улиц,
вправленных в глыбы уютных и тёплых домов.
Здесь — только я, только ночь, новый год и окно.
Только фонарь. Он моргает, как будто спросонок,
словно безумный фонарщик холодный осколок
вставил, как мнимое слово, в закрытый блокнот.
Этот фонарь — он не просто фонарь, он — маяк.
Эй там, на небе, давайте покурим? Но молча.
Или не чокаясь выпьем за год и за ночь и
шар, за стожары, фонарщика и за меня.
Мячик
Ночь на осень — осени начало
и концы развязанных узлов.
Кажется, я что-то обещала,
жаль, что не сдержала светлых слов.
Лето прокатилось, словно мячик.
Он не тонет, девочка, не плачь,
обязательно найдётся мальчик —
новый мальчик, он подарит мяч.
Говоришь, что нового не нужно,
что ж, тогда лежи себе на дне
осени, как в марианской луже —
в самой серой стылой глубине.
Ночь на осень. Дождь в окошко. Тише
плачь, дыши, потери множь на нуль.
Девочка, а я тебя, простишь ли,
обманула. Мячик утонул.
Прошу
Это не шахматы, не игра на опережение,
это совсем не игра, под прицелом ракет.
Господи, сбереги их от поражения.
Господи, сохрани их и от побед.
Боже мой, сделай же что-нибудь наконец уже,
что Тебе стоит на раз их закончить войну?
Я Тебе сердце отдам.
За лирической ретушью
бьется живое, не нужное никому.
Шмель
Если брат берет автомат,
он уже не брат, а солдат.
Он теперь не сеятель ржи —
с автоматом в окопе лежит.
А над ним летит вертолет,
в вертолете сидит пилот,
и пилот — не муж и не брат,
он гражданской войны солдат.
А за полем другой окоп,
в нем солдат вытирает пот,
и из слов на ум только мат.
И никто из них не виноват.
А над полем летает шмель,
терпко пахнет душистый хмель.
Повелитель цветов и трав,
шмель один в этом мире прав.
С вертолета летит снаряд,
брат на брата навел автомат.
И от боли гудит земля,
заглушая полет шмеля.
10

Автор публикации

не в сети 3 месяца

ole

10
Комментарии: 1Публикации: 1Регистрация: 22-08-2018

Мнения читателей

  • georgiy | Авг 22,2018

    Очень тяжелые стихи, рвут душу… Но красивые…
    Наверное таки прав классик: только красота и спасет мир…

    1

  • Войдите в Lexorium, чтобы оставить комментарий

    Авторизация
    *
    *
    Регистрация
    *
    *
    *

    *

    code

    Генерация пароля

    *

    code